Обмен учебными материалами


http://ficbook.net/readfic/2312035 3 страница



Вдруг Джерарду показалось, что в мире остались только они двое. У него зазвенело в ушах, стало совсем плохо. Джерард часто-часто заморгал, слезы выступили в уголках глаз. Нет, он не станет рыдать перед ним, нет, только не снова. Фрэнк выглядит так, будто ему жаль произнесенных слов, но Джерард не может этого заметить. Единственное о чем он думает, это то, о чем он думал всегда: Фрэнк винит его во всем, и к тому же он не хочет его видеть. Несмотря на то, сколько раз он проигрывал эту ситуацию у себя в голове, он никак не готов к тому, чтобы услышать решающие слова из уст самого Фрэнка.

— Оу, — восклицает Джерард.

Он резко поднимается и скорым шагом направляется к двери, не обращая внимание на просьбы и мольбы позади него.

Джерард не может дождаться, когда дойдет до дома. Он останавливается в каком-то вонючем переулке, сваливается рядом с урной и рыдает. Больше десяти минут он заливается слезами, слегка успокоившись, его вырвало. А потом рыдает; рыдает так долго, что ему начало казаться, что его глаза растворятся. Ему понадобилась пара минут, чтобы собраться. Тяжело поднявшись, Джерард направляется в сторону квартиры. Трясущиеся руки мешают ему открыть дверь, но справившись с нею, он вваливается в дом, добирается до холодильника, берет пиво и снова рыдает. Уснул он на холодном кухонном полу, горючие слезы жгли глаза, а пиво обжигало нутро.

***

— Проснись же, блять! — орет Майки, ударяя ногой Джерарда в бок.

— Что? — сонно бормочет Джи, смотря на брата затуманенным взглядом.

Майки сидит на корточках с убийственным выражением лица.

— Что, черт возьми, все это значило?! И какого хрена я должен был вламываться в свою же собственную квартиру? — визжит Майки.

Джерард взвыл, держась за голову и протирая глаза, попытался принять более сидячее положение. Это задание, оказалось, потребовало довольно серьезных навыков, но Джерарду все-таки удается приподняться.

— Ты не мог бы не орать на ухо, пожалуйста, — сонно произносит Джерард.

Он клюет носом, и даже жесткий взгляд Майки не может повлиять на него.

— Нет, блять, нет, пока ты не соизволишь объяснить мне, что, мать твою, произошло!

— Он не хотел видеть меня, Майки, и я не собирался мозолить ему глаза.

— Отлично, а ты ему время объясниться дал?

— Что, блять, объяснить? И так все было понятно: он не хотел видеть меня.

— И как ты это, хочется мне знать, понял? — негодующе спрашивает Майки.

Под разочарованным взглядом брата Джерард чувствует себя неловко. И тон его голоса не предполагает того, что Джерард быстро от него отделается.

— Потому что он так сказал, Майки. Разве тебя там не было? Он произнес: "Что если я не хочу тебя видеть?" Разве это не понятная причина?

— Джерард, ты знаешь, как сильно я тебя люблю, ты мой брат, но, блять, иногда ты можешь быть таким идиотом! — проорал Майки.

Он резко развернулся на каблуках и промаршировал вон из кухни, оставив Джерарда стоять одного с глупейшим выражением лица.

Он понятия не имеет, что Майки имел в виду, и размышляет об этом всю ночь. Сидя в постели, он прокручивает секунду за секундой разговора, но никак не может найти разгадку, намек, что он не понял. Лишь после обеда в понедельник до него доходит, что подразумевал Майки, игнорировавший его всю субботу. До него доходит, что он реально нагадил самому себе. Жестко причем.

— Майки, — неуверенно произносит он, когда возвращается вечером домой и проходит в комнату брата, — кажется, я дерьмо сделал.

— Ну, пора бы уже, — ехидно отвечает Майки, не оборачиваясь.

— Ты должен мне помочь все исправить, Майкс, — требует Джерард.

Загрузка...

Он понимает, что звучит как плаксивый школьник, но сейчас ему уже глубоко плевать.

Майки фыркает.

— А я тут причем?

— Ну потому что!

— О да, прекрасный аргумент, Джерард. Тебе бы только в политики!

— Пожалуйста, Майки, ты же мой бра-ат, ты должен помогать мне решать мои проблемы.

— Ты можешь и лучше, Джерард.

— Эй, вообще-то ты меня в это дерьмо втянул! — пробует Джерард.

Он начинает уставать от этого всего. Ему просто необходима помощь Майки, потому что сам по себе он абсолютно беспомощен.

— Нет, Джи, это ты себя в это дерьмо втянул.

— Ладно, я все испортил, потому что я такой трус. Но ты должен помочь мне сделать так, чтобы все было снова хорошо, ладно, Майки? Пожалуйста!

Майки медленно поворачивает голову, пристально смотрит в лицо Джерарду и аккуратно произносит:

— Окей-окей, помогу я тебе. Без меня-то ты так беспомощен.

— Да-а, спасибо, Майкс, спасибо-о!!

Джерард практически запрыгивает на брата, душа его в объятиях.

— Я закажу пиццу, ты какую будешь? — радостно спрашивает Джерард, бросаясь к телефону.

Майки вопрошающе смотрит на брата, его брови фактически потерялись в районе корней волос. Он незаметно улыбается: его брат бывает иногда таким подлизой.

***

Следующие несколько дней Джерард занят разработкой хитроумного плана "Вернуть–Фрэнка–поросить–у–него–прощения–признаться–ему–в–любви–услышать–о–взаимности–так–чтобы–я–смог–его–поцеловать". Он уверен в том, что его план пройдет безупречно и ровно, но Майки с ним не согласен. Фактически, у них есть только имя, так что найти его не легче было бы, чем приземлиться на Луну. К счастью, он в команде с Майки, придумавшим потрясающий план, который должен точно сработать на сто процентов. Временами его брат бывает действительно полезен. Так что, используя супер мощный мозг Майки, — правда, очки должны как-то влиять на работу головы, — Джерард начинает постепенное осуществление плана "Вернуть-Фрэнка" (Майки потребовал переименования плана в связи с тем, что это была его мысль).

Джерард приступает к работе в эту же пятницу, несмотря на то что он должен был бы заканчивать скетчи говорящих кактусов, но вообще-то Фрэнк важнее любых болтающих растений, которые, по идее, обязаны привлекать клиентов. В соответствии с планом Джерарду необходимо было много бегать по городу; к тому же, он выйдет из квартиры в следующие выходные, да еще и сходит не раз в магазин. Первая часть, к счастью, легко выполнима сидя за столом: Джерарду надо было нарисовать несколько открыток с извинениями, изображавших парочку зомби, разрывающих сердечко и протягивавших его миниатюрному Фрэнку. Надо полагать, Фрэнку понравится бессловесное признание в любви, к тому же, он всегда говорил, что он любит зомби.

На выходных он, прилично одетый, направляется к Рэю. Дорогой он утешает себя тем, что все делается для Фрэнка, поэтому неважно, что сейчас очень раннее утро и он выпил всего две чашки кофе перед уходом. Он совершенно уверен в своей гипотезе о том, что если напоминать себе о Фрэнке все время, то он перестанет хотеть убить каждого прохожего на улице. Добрался он до дома Рэя, не пролив крови, за что можно было смело требовать высшую награду.

— Привет Рэй, — облегченно вздыхает Джерард, когда друг пропускает его в квартиру. — Майки же предупредил тебя о моем приходе?

— Да, чем я могу помочь? — улыбнулся Рэй в ответ, не обращая внимания на то что было семь часов утра.

— Хм, сначала кофе.

— А, да, я и забыл, что в это время ты все еще будешь изображать мертвеца, — пошутил Рэй, провожая Джерарда на кухню и включая кофеварку.

После того как они налили себе кофе и Джерард удостоверился в том, что не убьет Рэя, — серьезно, некоторое время он придумывал, что будет, если ударить Рэя ножом под определенным углом, — Джерард приступил к рассказу о своей просьбе.

— Короче, ты говорил, что работаешь с Фрэнком, ведь так? — спрашивает Джерард, нервно дергая свободные ниточки на джинсах.

— Да, он, между прочим, бесится с тебя.

— Хм, думаю, он должен быть.

— Так что же ты хочешь?

Серьезно, Рэй чересчур мил с ним, что аж неловко. Джерард рассказывает о своем плане, а Рэй все время одобрительно кивает и улыбается. В конце Рэй поздравляет его с такой замечательной идеей, которая обязана сработать. Джерард скромно объясняет, что план не его, и, отнекиваясь, принимает поздравления как взрослый... вообще-то наоборот.

По дороге домой Джерард размышляет о том, что произойдет на выходных. Он запустил работу машины, и все должно, подчеркиваю, должно выйти, как запланировано. Даже в случае если все случится по плану, все равно Фрэнк может и отказать ему в разговоре.

Когда Джерард заходит в квартиру, Майки все еще спит, и он решает быть хорошем братом и приготовить оладьи. Во время приготовления теста он старается отогнать от себя все мысли о Фрэнке: не хотелось бы снова получить оскорбление от младшего по поводу его кулинарных способностей.

========== Day Six ==========

Комментарий к Day Six

Через неделю

Всю следующую неделю Джерард мутит какие-то подобия тупых голубей (о да, апгрейд в его работе), постоянно тревожась по поводу приближающихся выходных. Он уже начинает расстраиваться из-за того, что согласился принять помощь от Майки, судя по состоянию его ногтей и кожи вокруг них. Ему даже пришлось купить вазелин: до такой степени он измучил свои губы, постоянно покусывая их. Он убеждается вечером четверга после того, как испортил еще один рисунок кошки на велосипеде (откуда только они могут брать такие идеи?), что его обязательно скоро уволят. Каким-то чудом ему удается благополучно покинуть работу, избегая взглядов сотрудников, и прийти домой, отделавшись одной дырочкой на рубашке, где раньше была оторвавшаяся нитка.

Наступает пятница, а за ней-то идет суббота, а дальше и воскресенье, становится еще хуже. Хотя судя по его осведомленности в порядке следования дней недели друг за другом, он мог бы писать тексты бестолковым поп-певичкам. Весь рабочий день Джерард проводит в беспокойном состоянии, не может сосредоточиться на заданиях босса. Если ему все-таки хочется, чтобы наступили выходные, то надо бы сконцентрироваться.

— Майки, я передумал, — вопит Джерард, когда слышит, что брат вернулся домой, — завтрашняя операция отменяется!

Майки проходит в гостиную, где находит старшего лежащим на ковре, перебирающего невзрачного вида ворс.

— Ни в коем случае! Это случится, и причем удачно.

— А что если нет, Майки?

— Я поржу. — Джерард грустно смотрит на него глазами, полными тревоги. — Да шучу я, шучу. Все будет хорошо, не переживай так.

— Хорошо, — вздыхает Джерард, но переживать не перестает.

***

Следующий день — суббота, как и предсказывал Джерард. Все время он проводит в попытках задушить себя подушкой, чтобы ему не пришлось принимать участие в задуманном. В районе полудня он встает разок и то только, чтобы пописать и взять еще кофе, и обратно возвращается в постель. Лишь около пяти часов, когда Майки заходит в его комнату и начинает дубасить по кровати всем подряд, Джерард отправляется в душ. Вернувшись в спальню, он обнаруживает пиво на прикроватном столике, которое благодарно выпивает, стараясь унять нервы. Майки все-таки временами бывает классным парнем. Час Джерард проводит перед зеркалом, чувствуя себя девчушкой перед первым свиданием, пытаясь подобрать что-нибудь подходящее, чтобы одеть на вечер. В конце концов, он останавливается на футболке c Misfits и узких джинсах. Пока Майки не оттянул его от зеркала, ворча что-то о том, что Джерард возится дольше бабы, он нервно крутился вокруг свои оси, поминутно отбрасывая волосы со лба. Старший рассмеялся в голос: это было самое большое несоответствующее действительности замечание Майки.

Они добираются до бара (да, именно там развернутся основные события), где уйма народу, как и предупреждал их Рэй. Джерард протискивается к бару, чтобы заказать себе и Майки пива, подыскивая место, откуда хорошо видна была бы сцена. Он ждет, затаив дыхание, в предвкушении того, что должно произойти дальше. Хотя он, оказывается, ведет себя как идиот, ведь помимо настройки звука и подключения аппаратуры, группа не появится на сцене еще минут сорок. Подливая масла в огонь, Майки бросает его в угоду какой-то девушки с татуированым рукавом во всю руку.

За пять минут до начала выступления он осматривается и ловит на себе взгляд Рэя. Рэй подмигивает ему и ободряющее улыбается. Вот и сигнал. Значит, план осуществится. Он осуществится. Джерард резко вздыхает, все, отступать некуда. Сейчас он уже вполне уверен в том, что обязательно умрет от сердечного приступа, проклиная свою расшатанную нервную систему. Он, правда, скоро умрет. Джерард сжимает в руке банку пива до побелевших костяшек, следя за тем, как Рэй останавливает Фрэнка, перехватывая его руку. Рэй что-то прошептал ему на ухо, получив от Фрэнка удовлетворительный кивок. Джерард уверен, что его лицо покраснело сильно до неприличия от того, что он перестал дышать вовсе.

Через пару минут Фрэнк появляется на сцене, толпа умолкает до легкого гула. Голос Фрэнка отчетливо звучит в колонках.

— Привет, ребята! Надеюсь, что вам нравится, как вы проводите время. В общем, мой коллега слегка занят, так что вам придется смотреть на мое лицо, пока я объявляю некоторые правила. Первым делом, не бейте людей прямо в лицо со всей дури — это слегка невежливо. Если увидите, что кто-то упал, помогите им подняться, пожалуйста, мне бы не хотелось звонить в скорую — они, честно говоря, те еще засранцы, причем дорогие засранцы. — По толпе проходит смешок, Фрэнк мило улыбнулся и продолжил. — Вот, короче, бла–бла–бла, мы будем стараться отыграть красиво, берегите себя и не трогайте окружающих. Несколько сообщений: "Задница, который заблокировал мне выезд, подвинь свой красный Ford Fiesta". Эм, не знаю, от кого это. В общем, мистер Ford Fiesta, убери свою машину, пожалуйста. И последнее, обещаю. Кто-то по имени Джерард хочет...

Фрэнк резко останавливается и смотрит пристально на карточку в руках. Карточку Джерарда. Он выглядит довольно удивленным и некоторое время просто таращится на бумажку. Выйдя из стопора, Фрэнк улыбнулся и поднял глаза на толпу.

— Эм, короче, не важно, веселитесь. Сейчас ребята на сцену выйдут. Пока.

Быстро помахав рукой толпе, он спрыгивает со сцены и идет в сторону бара. Выключается свет, и на сцену выходит группа. Джерард потягивает пиво, пристально рассматривая грязь на кедах. Он поднимает голову как раз в тот момент, когда Рэй показывает Фрэнку в его сторону. Фрэнк улыбается, хлопает Рэя по плечу и направляется к Джерарду. Джерард продолжает пить пиво, стараясь контролировать свое дыхание. Неприятно было бы умереть посреди бара в то время, как он пытался восстановить десятилетний разрыв в отношениях.

— Хочешь еще? — спрашивает Фрэнк, указывая на бутылку Джерарда, которая, оказывается, пуста.

Прекрасно, он пил из пустой бутылки.

— Нет, не сейчас, — отмахивается Джерард, поднимая взор.

В тот же момент он уверен, что умирает, в принципе, он был бы и не против, правда, еще извиниться было бы здорово. По правде говоря, на прошлой неделе Джерард недостаточно хорошо рассмотрел Фрэнка и зря, потому что парень умудрился стать еще привлекательнее. Это определенно хорошее изменение в слишком–потрясающей–чтобы–быть–правдой–внешности Фрэнка вводит Джерарда в ступор, так что лишь оттренированным кашлем Фрэнк смог вернуть его к реальности. Фрэнк выглядит удивительно уверенным для человека, который только что подвергся пристальному осмотру закоренелого извращенца.

Джерард неловко откашлялся в попытке найти свой голос.

— Привет, — тупо произносит он.

О, красавчик, Джи, четко отточенная фраза пошла в дело!

— Привет, Джи. Эм, как дела? — спрашивает Фрэнк.

— Я хорошо. Ты?

— Неплохо.

— В общем, Фрэнк, я сожалею насчет того дня...

— Эй, нет, парень, это я... Я не то...

— Что насчет начать все сначала?

Джерард удивлен тому, что умеет строить грамматически верные предложения. Он даже смог выдавить из себя подобие улыбки.

Он пребывает в прострации от того, насколько феноменальны его умственные способности, как вдруг его размышления прерывают мягкие губы, накрывающие его. Поначалу Джерард крайне смущен, но вскоре расслабляется. Поцелуй достаточно смазанный и скорее похож на бессловесную просьбу о прощении. И все равно он потрясающий, и Джерарду приходится скрыть свое разочарование, когда Фрэнк отодвигается.

— Эм, кажется, ты рад был бы начать все с начала? — спрашивает Джерард.

И Фрэнк на это, черт возьми, захихикал.

Фрэнк подается вперед и снова целует его. На этот раз поцелуй глубже и чувственнее. И губы и язык Фрэнка, щекочущий полость рта Джерарда. Он просто не в состоянии сдержать легкий стон, слетающий с его губ. Через минуту он понимает, где находится, и чувствует огромное количество чужих тел, плотно к нему прижатых. Он подается назад, прерывая поцелуй, чувствуя себя слегка не в своем уме.

— Так хорошо снова увидеться с тобой, Фрэнки. Я скучал, — выдыхает он, на что Фрэнк широко улыбается.

В уголках его глаз появились маленькие морщинки, что заставило живот Джерарда произвести кульбит и взорваться миллионом бабочек. Он не может не улыбнуться в ответ и потянуться за рукой Фрэнка. Фрэнк счастливо протягивает ему руку, потянув их в сторону своего лица и прижавшись поцелуем к руке Джерарда.

— Я тоже скучал.

Джерард тупо не может в это поверить. Фрэнк, сам Фрэнк, стоит напротив него, целуя его руку. Кажется, что это сон, самый лучший сон на свете, к тому же, он и настоящий! Правда, Джерард не знает, что ему делать. Он хочет Фрэнка, хочет каждую его клеточку, плотно прижатую к его телу, так чтобы он не мог бы никогда больше отпустить его. Он хочет извиниться за все прошедшее. Он хочет проорать на всю комнату, полную людей, что Фрэнк Айеро только что целовался с ним, и по сравнению с этим все их жизни просто отстой. Он хочет распробовать его вкус еще раз, но Фрэнк исчез.

Он больше не стоит рядом с Джерардом, держа его за руку, а идет, нет, вернее бежит, в сторону бара, где хватает Рэя и шепчет что-то ему на ухо. Смущение Джерарда долго не продлилось: он видит, как Рэй улыбается и трясет кудрями по всему бару, а Фрэнк уже спешит обратно и хватает Джерарда за руку. Джерард позволяет Фрэнку вытащить себя из бара и на улицу, кажется, на парковку. Фрэнк вдруг резко останавливается и разворачивает Джерарда, грубо прижимая его к какой-то машине, Джерард не заметил какой, — но все-таки какая разница, если горячий парень прижимается к тебе, — и целует его. Это больше похоже на жесткое столкновение зубов и языков, борющихся за доминирование. Он слегка остолбенел и не успевает никуда деть свои руки до того, как Фрэнк вжимает его еще сильнее в машину и, резко схватив за запястья, поднял руки над головой.

— Думал об этом десять гребаных лет, — прошипел Фрэнк сквозь зубы.

Фрэнк подается бедрами вперед, прижимаясь к парню еще сильнее, и Джерард не может сдержать протяжный стон. Чувствует себя в абсолютной власти Фрэнка, но именно в хорошем смысле, и ему так, блять, хорошо, что он и припомнить не может, когда последний раз был настолько возбужден. Фрэнк начинает подниматься дорожкой влажных поцелуев по челюсти Джерарда, добираясь до ушной раковины и облизывая мочку.

— А–ах, — протяжно стонет Джерард.

Он чувствует вибрации от смешка Фрэнка возле его уха, и ему настолько жарко, что, кажется, он прямо сию секунду кончит в трусы, как последняя школьница, теряющая девственность.

— Все хорошо, Джи? — ухмыляется Фрэнк, невинно заглядывая ему в глаза.

У Джерарда подкосились ноги, и он начал медленно сползать вниз по машине. К счастью, есть Фрэнк, поддерживающий его и крепко прижимающий к машине.

— Можно... — Голос Джерарда срывается, когда он чувствует, как Фрэнк крепко сжал его пах.

Все видится очень смутно. Все, что он чувствует, это Фрэнк: его горячее дыхание на своей шее, тело Фрэнка, плотно прижатое к нему, и, особенно, рука Фрэнка, сжимающая его член.

— Ты что-то сказал, Джи? — невинно спрашивает Фрэнк притворно спокойным голосом, будто и не зная, как влияет на Джерарда.

— Можно мы... а-ах! — снова прерывается Джерард, когда Фрэнк резко сжимает его член.

— Прости, не расслышал, что ты сказал?

Джерард прекрасно слышит усмешку Фрэнка после его слов, вот говнюк.

— Эм, Фрэнк, — Джерард делает над собой большое усилие, собирая мозги в кучку, — Фрэнки, можно мы... можно мы уедем отсюда?

— Оу, — произносит Фрэнк, изображая чистое удивление, — неужели ты это хотел сказать?

Фрэнк сладко улыбается, отодвигает Джерарда от машины, все еще крепко держа того за запястья, достает из кармана ключи — должно быть, это была машина Фрэнка, — и открывает для Джерарда дверь, обходит машину кругом и садится за водительское сидение. Джерард улыбается тому, как по-джентельменски повел себя парень.

***

Они едут некоторое время по городу в приятном молчании, как вдруг Фрэнк начинает говорить, его голос на удивление, мягкий и ровный:

— Джи, слушай, мне жаль того, что произошло. Самой большой ошибкой моей жизни было дать тебе уйти и...

— Нет, Фрэнк, это... — пытается перебить его Джерард.

— Нет, пожалуйста, дай мне договорить, иначе я никогда это не скажу, а я работал над текстом столько лет, так что это будет просто тратой моего таланта. Просто... мне так жаль, я не хотел, чтобы все так вышло. Знай, что я никогда тебя ни в чем не винил. Майки говорил мне, что ты убивался и корил себя все эти годы. Но, пойми, я не виню тебя и не винил никогда. Мы были просто маленькими глупыми детьми, Джи. Я любил тебя всегда и люблю сейчас. Я никогда не переставал любить тебя. Просто хотел, чтобы ты это знал.

Фрэнк не смотрит на Джерарда, глядя лишь на дорогу. Джерард знает это чувство, когда боишься, что лишь посмотрев на возлюбленного, можешь забыть, что хотел сказать. Каждый взгляд на Фрэнка сводит его с ума, как и голос. Он знает, что ему надо что-то ответить, но просто не может сообразить что.

— Я думал, ты меня ненавидишь.

Ну, это было хоть что-то.

На этот раз Фрэнк поворачивается к нему, по большей части потому, что они остановились перед светофором, но его взгляд выражает боль, а Джерарду совершенно не хочется ее видеть.

— Я бы не смог возненавидеть тебя, Джи. Ты серьезно думал так все это время?

— Да, и еще я так хотел позвонить тебе, много раз почти что хватал трубку. Но, видимо, я просто трус, боявшийся, что ты не захочешь говорить со мной. Представлял, как увижу тебя; я быстро привыкаю к людям и часто мечтаю о том, как снова с ними увижусь.

— Как ты представлял нас? — аккуратно спрашивает Фрэнк, будто опасаясь ответа.

— Представлял нас живущих вместе в милом доме с садиком и собачкой, и тупой книжной полкой с нашей жизнью на ней.

— Мы могли бы все так и устроить, Джи.

Фрэнк выглядит так, будто испугался своих же слов и готов ударить себя. Он слегка вздрагивает, удивляясь тому, что слова все-таки слетели с его уст, но, к счастью, он спасен загоревшимся зеленым светом.

Джерарду потребовалось минута, чтобы осознать только что услышанное. Возможно, это не должно было бы стать такой уж новостью, учитывая то, что Фрэнк только что признался ему в любви, но Джерард просто не способен улавливать такой поток информации одновременно. Тем более даже то что хоть кто-то захочет провести с ним определенный отрезок жизни, уже является чудом.

— Правда? — только и способен вымолвить Джерард.

Да, оригинальности не прибавишь.

— Да, не то чтобы прям вот так сразу, но потом, в конечном счете... не знаю, что пытаюсь сказать. Вот, было бы мило, если бы мы могли вместе жить, ходить по Икее, выбирать мебель и глупые книжные полки, на которых еще можно размещать фотографии. В смысле, да, это было бы мило, если... если, конечно, это то, чего хочешь ты, — тихо заканчивает Фрэнк, останавливаясь возле какого-то дома.

— Ты здесь живешь? — спрашивает Джерард.

— Ну да.

— Прекрасно, — улыбаясь как ребенок в магазине сладостей, замечает Джерард. — Потому что мне хочется, чтобы ты сначала меня трахнул, а завтра мы бы поехали в Икею выбирать книжную полку.

========== Day Seven ==========

— Прекрасно, — улыбаясь, как ребенок в магазине сладостей, замечает Джерард. — Потому что мне хочется, чтобы ты сначала меня трахнул, а завтра мы бы поехали в Икею выбирать книжную полку.

У Фрэнка от неожиданности отвисает челюсть, а брови теряются в районе затылка — кажется, скоро ему придется перемещать их обратно при помощи тяжелой техники. Минуты две-три он изображает из себя рыбу, выбросившуюся на берег; он открывает и закрывает рот, будто бы что-то подсчитывает таким образом, но, видимо, в самый кульминационный момент забывает числа и приходится ему начинать с начала.

— Извини, Фрэнк, это было слишком прямо сказано? Просто я... Ну, ты сказал, что любишь меня, вот я и подумал... Блин, у меня в голове это звучало лучше. Черт, кого я пытаюсь надуть? Не могу с собой справиться.

Вся самоуверенность Джерарда куда-то улетучилась в тот момент, как Фрэнк начал изображать сцену из "В поисках Немо".

— Нет! — Фрэнк заорал на всю машину. — В смысле, нет, это не было сказано слишком прямо, это было... это было горячо! Я имею в виду... Не уходи?

Джерард тепло улыбается и перехватывает запястье Фрэнка, когда его рука поправляет зеркало заднего вида, и направляет его ладонь к своим губам, прижимаясь к ней.

— Теперь я никуда не ухожу.

Фрэнка слегка передергивает, когда он чувствует легкий поцелуй, оставленный Джерардом на его костяшках. Он протягивает руку к ремням безопасности и быстро их отстегивает.

— Я думал, мы идем наверх. Что-то насчет любви? Эм, как-то так...

У Фрэнка не остается возможности закончить предложение, как Джерард уже выскакивает из машины и несется к водительской двери, открывая ее для парня. Они бегут рука об руку к подъезду жилого дома; заходя внутрь, они хихикают, как школьники на первом свидании и, неловко пробравшись к лифту, нажимают кнопку вызова. Когда двери открываются, Фрэнк грубо хватает Джерарда за воротник куртки и буквально бросает внутрь кабинки, сразу же прижимая к стене и поднимая его руки над головой. Они жестко целуются, воздух вокруг искрится, становится слишком душно, а внутренний жар распаляет их еще сильнее, смешиваясь с чувством тревоги и отчаянного желания. Джерард слышит, как бурлит кровь по всему его телу, когда язык Фрэнка пробегается по его нижней губе и проскальзывает внутрь. Второй раз за вечер у Джерарда начинают трястись колени лишь благодаря Фрэнку, и он чувствует себя, если совсем уж честно говорить, сабмиссивом. Он позволяет Фрэнку покусывать уголки своего рта, ласкать и посасывать нижнюю губу; и, очевидно, он совершенно не против того, что Фрэнк на секунду отрывается от него и то, только чтобы переместиться на его шею и начать кусать нежную кожу и оставлять на ней метки. Его мозг аннулирует все мысли, которые не относятся к Фрэнку, и, определенно, он не замечает того, как открывается и закрывается дверь на одном из этажей. Послышалось легкое покашливание и, открыв глаза, Джерард обнаружил напротив них претенциозно одетую старушку.

Они недовольно отстраняются, бросая на старушку такой же осуждающий взгляд, каким и она их одарила. Фрэнк, тем не менее, продуктивно использует время без поцелуев, подвинувшись ближе к Джерарду и схватив его за задницу. Джерарду приходится сдержать громкий возглас: кажется, их соседка не видела подобного рода действий лет пятьдесят-шестьдесят, так что для нее будет трудно осознать, что сразу после ее ухода два парня не станут медлить. К счастью, слабый пищащий звук прерывает самый длинный подъем на лифте, известный человечеству, — серьезно, Фрэнк должен был жить на последнем этаже Empire State Building, настолько долго они поднимались. Джерард мило пропускает старушку вперед, проклиная ее за то, что она прервала их "примирение".


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная